Омская церемониймейстер хоронит людей каждый день и считает смерть праздником

В ритуальном небольшом зале еле слышно фоновую спокойную музыку. По центру гроб на подиуме. В стороне от подиума за кафедрой – женщина в вуальке и всём черном. Она говорит, что смерть близких – важное послание и урок для нас. Это – время подумать о смысле жизни, о вечном.

Это церемониймейстер, мастер организации похорон Юлия Селедевская. Она поясняет: похороны предполагают свой стиль одежды. К примеру, женщина-церемониймейстер не может явиться на похороны в брюках, белых носках, короткой юбке. Голова и руки должны быть покрыты, обязателен траурный цветок или шильдик. А вот проведение церемонии отличается большим разнообразием. Юлия предпочитает классическое, распространенное в Москве и Питере. Закон о похоронном деле, принятый в 1996 году, содержит 3 протокола для процедуры прощания. Церемониймейстер заранее спрашивает родственников, какие события и сферы жизни усопшего упомянуть. Во время похорон близкие часто не знают, как себя вести. Подсказывать им это входит в задачу церемониймейстера.

Юлия имеет среднее профильное образование, много лет была медсестрой. На церемониймейстера училась русско-немецком центре похоронного бизнеса «Некрополь» в Новосибирске с неделю, но по 12 часов ежедневно. Там рассказывали про различные психологические моменты, стадии горя, учили говорить с верными интонациями. От них часто зависит, воспримет ли человек сказанное как бальзам на душу или критично.

Это профессия, которая дается не каждому. Юлия считает, что этому нельзя научиться. Тема смерти в России вообще относится к табуированным, хотя это естественный процесс. Все мы умрем с вероятностью 100%. Юлия считает своей целью погружение участников похорон в эту церемонию. Они видят этого человека «в реале» последний раз. Рождение детей, свадьба, день рождения – привычные для нас праздники. А смерть – праздник души в православной традиции. Это переход в вечную жизнь, в другой мир. Юлия училась такому отношению к смерти, разговаривая с батюшками. Они выражали парадоксальное для нас мнение: долгая скорбь порождается нашим эгоизмом. Конечно, встречается и противоположная крайность. Большинство относится к в процедуре прощания формально, приходят для галочки. Постоят пару минут, выйдут на крыльцо – и начинают обычные разговоры: «Колеса поменял?», «Рассада взошла?». Тем, кто по-настоящему близок к усопшему, от такого становится еще тяжелее. Юлия призывает на похоронах задуматься, что связывало нас с ушедшим, вспомнить моменты рядом с ним. Хотя бывает и много искренне скорбящих, до обмороков. Юлия к этому готова: в траурном зале есть нашатырный спирт и вода. Она освоила и профессию менеджера ритуальных услуг. Ведущие церемоний устраивают различные конкурсы профмастерства. Недавно в Новосибирске соревновались в скоростной копке могил.

Профессия востребована у жителей более развитых городов: Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Новосибирска. А в других местах церемониймейстера могут воспринимать как тамаду, даже коллеги – похоронные агенты. Чуть ли не ждут конкурсов и песен. Юлия – единственная церемониймейстер на весь Омск. За одну церемонию она получает около 2 тыс. рублей, в день иногда проводит 3. Каждый достоин красивых проводов в последний путь. Неважно, кто он был, профессор или дворник, убеждена Юлия Селедевская.

NGS55.RU

Другие материалы рубрики: