Франция на двух стульях

Charlie HebdoВ среду, 14 января, вышел в свет первый номер сатирического еженедельника Charlie Hebdo после террористической атаки на редакцию. На обложке изображена карикатура на пророка Мухаммеда, который держит в руках табличку со словами «Я — Шарли» (Je suis Charlie). Подпись в верхней части рисунка гласит: «Все прощено». Обычный тираж еженедельника составлял 60 тысяч экземпляров, однако этот номер напечатан 3-миллионным тиражом. При этом издание вышло на шести языках, включая английский, арабский и турецкий. И это – акт гражданского мужества, сигнал террористам «Нас не запугать!».

Напомню, 7 января в Париже, в редакции журнала Charlie Hebdo и вблизи нее террористы расстреляли 12 человек — сотрудников журнала и полицейских. Причиной теракта стала серия карикатур на пророка Мухаммеда в юмористическо-комиксовом стиле. После ужасного преступления во многих городах Франции прошли массовые митинги и шествия под лозунгом «Je suis Charlie» и «Nous sommes Charlie» («Я — Шарли» и «Мы — Шарли»).

Вразрез мнению большинства европейцев хочу заявить: я – не Шарли! Конечно, смерть – непомерная цена опубликованных карикатур, однако она – следствие. В свое время редакция определилась со своей позицией. Выбор был из двух «общеевропейских ценностей». Либо толерантность, возведенная во Франции чуть ли не в абсолют, но в этом случае необходимо уважать не только живущих в соседнем дворе, но их святыни. Либо безудержная свобода слова, не имеющая внутренней моральной цензуры. Редакция свой выбор сделала. Скандальные рисунки газеты Charlie Hedbo не раз вызывали возмущение верующих, были поводом для обсуждения и хакерских атак на сайт издания. Редактор Charlie Нebdo Филипп Валь в 2007 году оказался из-за них в суде, но был оправдан. В общем, как веревочке не виться…

Но истинная причина даже не в карикатурах. Истинная причина – двойственность политики Франции по отношению к исламским государствам Ближнего Востока и Африки и их населению. Нельзя наносить удары где-то там, и не ожидать, что, рано или поздно, ответный удар не будет нанесен где-то здесь.

Нельзя воевать с иноземным народом и тут же привечать представителей этого народа, рассчитывая, что по приезду во Францию менталитет привечаемых мгновенно изменится. Есть русская поговорка: «Как аукнется, так и откликнется». Но, поскольку все русское сейчас в Европе не котируется, приведем ее английский аналог: «Бросая камни в дом соседа, помни, что у тебя стеклянная веранда». Ливия, Сирия, Мали – вот те дома, в которые летели французские камни.

Выкармливая тигренка, нельзя надеяться, что он навсегда останется милой, пушистой и ласковой киской. Да, вы его кормите и ласкаете. Но зубки и коготки от этого не перестают расти и, рано или поздно, врожденная агрессивность зверя обращается против хозяина. ИГИЛ – вот тот бывший тигренок,  вскормленный Соединенными Штатами при поддержке и участии Франции, в противовес неугодным США режимам.

Нельзя позволять повсеместно в стране строить мечети и тут же допускать высмеивание святынь посетителей этих мечетей пишущей и рисующей журналистской братией. Это недальновидно, глупо и просто небезопасно.

Нельзя просто так предоставлять социальное жилье, социальные пособия и льготы пришлым чужакам, рассчитывая, что они воспылают любовью к приютившей их Франции, и не требовать заплатить за это трудом на благо страны. Они — беженцы из тех же стран, по которым Франция, самостоятельно или в составе коалиций прошлась огненной метлой. И память у этих беженцев пока не отшибло.

Тот, кто дает все задаром – слабак. У него можно и нужно отобрать все. Таков менталитет выходцев с Востока и из Африки. Да, у них другая цивилизация. И не нужно говорить, что они нецивилизованные дикари. Просто у них другая цивилизация. Не лучше и не хуже европейской, не выше и не ниже. Она просто другая. Она не стремится встроиться в европейскую или американскую, она направлена не на техногенность, а на внутренний мир человека, на осознание его положения в мире, созданном богом. И то, что дает Франция, представители этой цивилизации воспринимают как добычу, как дань, выплачиваемую более сильному. Им нет дела до ВВП Франции, до ее военной мощи, до ее экономики. Да, достижениями европейской цивилизации удобно пользоваться. Как данью, не более. Но Франция должна им гораздо больше. Франция должна им все!  Восток уважает силу, а не толерантность. Вот этого как раз не видит, или не хочет видеть руководство Франции и ее парламент. Хочется «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». Однако на двух стульях не усидишь.

Руководству Франции, ее парламенту рано или поздно придется сделать выбор. Выбор между движением в кильватере политики Соединенных Штатов, в кильватере общеевропейской всеобщей безоглядной толерантности и безопасностью своего народа, своих сограждан. Сами же сограждане заставят сделать этот выбор.

Нельзя бороться с каким-то явлением, не затрагивая при этом интересы участников этого явления. Несмотря на толерантность, так настойчиво декларируемую президентом, правительством и парламентом Франции, им, в конце концов, придется ужесточать контроль за жизнью мусульманских анклавов, идти на частичное ущемление прав иммигрантов. Но уж полумерами тут не обойтись. Полумеры только вызовут всплеск насилия. Нужна тщательно продуманная, жесткая, пусть непопулярная, но очень последовательно выполняемая программа действий. И этот выбор президента тоже заставят сделать. Рано или поздно. Не нынешнего, так следующего.

«Мы должны ответить на объявление войны со стороны исламского фундаментализма. Выражаю президенту своё сожаление в связи с тем, что мы не услышали этих слов ни от самого Олланда, ни от его представителей. Думаю, на войне главное — понимать, с кем воюешь. Мы воюем с идеологией, с исламским фундаментализмом, но вслух этого не произносим. Мне это кажется проявлением слабости», — заявила лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен. Но, как всегда, так и не была услышана своими политическими оппонентами. Зря. Назвать врага по имени – уже проявление силы, которой так не хватает руководству Франции. Между тем влияние националистов постепенно, но неумолимо, растет. Франция, пока не поздно, оглянись на свою соседку – Германию, вспомни ее 1933 год.

Источники: newsru.com, mk.ru, ria.ru, revolverlab.com; картинка: newsru.com/pict.

  • MashaAslamova

    Я считаю, что Франция сейчас просто отвечает за свои грехи. Стоит просто вспомнить как они себя вели в своих бывших африканских колониях.

    • Есть хорошая поговорка: «Как аукнется, так и откликнется». Англия тоже начинает платить за те же грехи. Колониализм им еще откликнется, и Франции, и Англии.

Другие материалы рубрики: