Министерство электродоения

Payment receiptВ качестве эпиграфа – бородатый анекдот времён коллективизации:
Некий Рабинович пришёл к раввину посоветоваться – вступать ему в колхоз или нет. В это время к раввину быстро входит какая-то девица и в запале спрашивает:
— Ребе, я выхожу сегодня замуж. Так надевать мне в первую брачную ночь ночную сорочку или не стоит?
— Дочь моя, наденешь ты её или нет, тебя всё равно отымеют по полной программе. Кстати, Рабинович, вас это тоже касается.

Как видите, у каждого человека есть выбор. Правда, выбор не конечного результата. Конечный результат от отдельного человека не зависит. Да и от всего населения – тоже. И особенно в нашем государстве. Однажды я уже писал, что каждый ход российского правительства, каждый его шаг, как во внутренней, так и внешней политике, рассматриваю как прелюдию к повышению цен на всё.

Ежемесячные счета россиян за электричество могут вырасти на 20-100 рублей. В Минэнерго предлагают ввести так называемую абонентскую плату за пользование сетями электроэнергии. Об этом ещё в середине декабря на пресс-конференции в медиацентре «Российской газеты» рассказал замглавы Минэнерго России Вячеслав Кравченко. По его словам, это будет фиксированный платёж за содержание электрических сетей в составе общего платежа за свет. «Это не новая идея, — отметил замминистра. — Этот платёж много лет действует во многих странах Европы. Независимо от того, сколько платит человек за свет, он оплачивает обслуживание сетей».

Как любят у нас ссылаться на Европу, когда нужно что-то отнять у населения. Когда же возникает необходимость что-то дать, то у России тут же появляется свой особый путь. И особый путь этот состоит в том, что Россия живёт не по экономическим законам, а по законам жадности.

А давайте-ка, к примеру, просто рассмотрим, из чего же складывается тариф на электроэнергию. Кстати, должен отметить, что тариф в России действительно ниже, чем в Европе. Пока ниже. Как и зарплата, как и пенсии, как и прочие социальные выплаты. Так вот, тариф складывается из трёх составляющих.

Во-первых, это – генерация, то есть производство электроэнергии. Это – самая затратная ступень. Прикиньте-ка одну только стоимость затрачиваемого топлива. Тем более, как выше упомянуто, по законам жадности, чем ниже стоимость сырья на внешнем рынке, тем выше она на рынке внутреннем. Недаром существует шутка: «Во сколько раз подорожает бензин, если нефть не будет стоить ничего?». Смешно, но в каждой шутке есть доля шутки.

Так вот, в конечной величине тарифа доля генерации составляет в среднем 60% (в зависимости от региона). Туда входит, кроме цены топлива, затраты на эксплуатацию оборудования, зарплаты всех работников, от директора электростанции до уборщицы, а также все прихоти администрации, ложащиеся на себестоимость отпущенной энергии. Всё оплачивает потребитель.
Вторая составляющая – транспортирование энергии до конечного потребителя. Её доля — примерно 33%. И входит в эту составляющую функционирование так называемых распределительных сетей. Сети получают на входе 110 киловольт и отдают на выходе, в зависимости от потребителя, 10 или 6 киловольт, 380 или 220 вольт. Как раз то, что мы с вами и получаем. И вот в транспорт электроэнергии как раз и входят и гул трансформаторов, и хлопки короткого замыкания в кабельных линиях, и электромонтёр, висящий на опоре и скручивающий порванный провод воздушной линии под жизнерадостный свист ветра.

Третья составляющая – услуги системного оператора. Грубо говоря, это те, кто управляет потоками высоковольтной энергии от электростанции до распределительных сетей. И это – действительно управление. Куда-то – добавить, куда-то уменьшить эти потоки. Есть ещё такая штука – диспетчерские графики. Не вдаваясь в подробности, от них зависит количество энергии, заявленной к отдаче электростанцией. Днём – больше, ночью – меньше. Да и от времени года, как понимаете, графики тоже меняются. В общем, оператор оперирует. И его доля – самая меньшая, всего-то меньше процента.
Ну, и последняя составляющая тарифа – сбыт. Это как раз те, кто присылает вам квитанции на оплату и эту оплату получает. Это те дяденьки и тётеньки, которые периодически приходят к вам для того, чтобы взглянуть на ваш счётчик, это и те, кто сидит в тёплом помещении и принимает возмущённых абонентов, и те, кто приезжает с монтёрами для отключения неплательщиков. Правда, простое отключение называется теперь довольно заковыристо: ограничением подачи электроэнергии. Доля энергосбыта в тарифе составляет немногим более 6%. Сбытовой надбавкой это называется.

Ну, и для полного представления структуры энергетики, хочется добавить, что величайший приватизатор всех времён и народов, будучи главой Единых электросетей России, так провёл приватизацию отрасли, что начальное и конечное звенья цепи, генерация и сбыт, оказались в частных руках. А наиболее трудоёмкое — распределительные сети, хоть и акционировались, но главным держателем акций осталось государство. Помните, у Некрасова: «Порвалась цепь великая, порвалась – расскочилася: одним концом по барину, другим – по мужику!».

И вот, будучи, с одной стороны, человеком, отдавшим этим распределительным сетям 12 лет, я понимаю, для чего вводится эта абонентская плата за пользование электрическими сетями. С другой же стороны, как рядовой гражданин государства, но знающий изнанку не по наслышке, понимаю, что та абонентская плата, которую правительство хочет ввести – просто-напросто вторичное взимание денег за то, что мы оплачивали и до неё – за транспорт электроэнергии.

Более того, я не то что понимаю, а знаю, что конечный потребитель платит за всё. В том числе и за тех, кто позволяет себе не платить. Да-да. Есть такая категория, «неотключаемых-неприкасаемых». Ну, вот, можете представить себе усадьбу с трёхэтажным домом, с круглогодично подогреваемым бассейном, с теплицей и оранжереей, где суммарный (!) расход электроэнергии даже зимой (!) составляет 110-120 киловатт-часов?! Я – нет! Однако они есть, и в великом множестве! Контролёров туда просто не пускает охрана. А послать туда ОМОН – нет оснований. Они – неприкасаемые. За них платим мы.
Но есть ещё огромное количество граждан, ворующих электроэнергию множеством способов. От банальных набросов на оголённые провода и присобачивания на счётчики магнитов, до установки изощрённо заряженных счётчиков с пультами дистанционного управления. И, что самое интересное, воровством это называть нельзя, пока это не установит суд. Поэтому придумали эвфемизм – безучётное пользование электроэнергией. Все эти нарушения – головная боль энергетиков. И они с этим пытаются бороться. По мере сил, и, главное, желания, поскольку неприкасаемые есть на всех уровнях административного деления Российской Федерации. Так или иначе, но, независимо от названия этого воровства, платим за это мы – законопослушные граждане, поскольку риски этих потерь частично закладываются в тариф, наряду с нормативом технологических потерь.

И вот, чтобы «оптимизировать» все потери в распределительных сетях, и предлагается ввести дополнительную оплату. Ну, а как же, в Европе-то есть! Естественно, всё это обставляется вполне прилично. По словам того же Вячеслава Кравченко, это решает большую проблему пустующих домов и квартир в России. «Электричеством там никто не пользуется, а обрыв линии электропередачи все равно ликвидировать надо, — отметил он. — Это актуально для дачных домиков, например». То же самое и с пустующими квартирами, которые покупают с инвестиционными целями. Там также никто не живёт, а сети функционируют. Поставщики ресурсов, тратя деньги на подключение сетей и поддержание их в исправном состоянии, сталкиваются с проблемой компенсации своих расходов. Вот только, как всегда, почему-то умалчивается о том, что «тратя деньги на подключение сетей» энергетики за то же подключение взимают оплату, неоднократно превышающую их затраты на подключение. Наверное, замминистра этого просто не знает, или считает несущественным. А может быть, и знать не хочет!

А вот интересно, будет ли для взимания этой абонплаты создаваться специальное агентство, принадлежащее очередному Ротенбергу? В данном случае, Ротенберг – это не фамилия, а степень приближения к тому, кого нельзя называть.

И ещё один интересный вопрос. Как скоро в увлекательную игру доения населения подключатся водопроводчики и газовики? Им ведь тоже захочется, чтобы за содержание ИХ водо- и газопроводов платили МЫ. Это – «национальное достояние», и содержать его должна вся нация!

 

Источники: rg.rupluspower.rusurvey-invest.comholding-energy.rupricinginfo.ru. Картинка: static4.aif.ru.

  • Алёна Ярошевич

    В данной абонентской плате, по сути, ничего плохого нет, лишь бы она шла на благие цели. Мы вот постоянно возмущаемся стоимостью коммунальных платежей, но не смотрим на то, что не пытаемся экономить свои деньги путем бережливости (воды, света), все привыкли, что в домах сутками горит свет, работают приборы и техника.

  • Лариса Фролова

    Боже, я уже не могу… Мне коммунальные платежи уже не по карману… Так с этими бесконечными повышениями тарифов на «выдуманные» потребности я скоро вообще платить не смогу. И так половина зарплаты уходит на «коммуналку»…

Другие материалы рубрики: