Письмо на деревню дедушке Шойгу

pismo-na-derevnyu-dedushke-shoygu_1Подразделение морской пехоты Черноморского флота прибыло в пункт постоянной дислокации после выполнения задач по охране аэродрома Хмеймим в Сирийской Арабской Республике.

Ванька Жуков, двадцатидевятилетний сержант морской пехоты, отданный три месяца назад в услуженье Башару Асаду, в ночь перед Рождеством не ложился спать. Дождавшись, когда хозяева и другие сирийские товарищи ушли совершать вечерний намаз, он достал из хозяйского шкапа пузырёк с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на двери и окна, покосился на фотографию Вождя, по обе стороны которого тянулись полки с колодками, и прерывисто вздохнул. Бумага лежала на скамье, а сам он стоял перед скамьёй на коленях.

«Милый дедушка, Сергей Кужугетович! — писал он. — И пишу тебе письмо. Поздравляю тебя с Рождеством и желаю тебе всего от господа бога. Нету у меня никого, только ты у меня один остался». Ванька перевёл глаза на тёмное окно, в котором мелькало отражение далёкого зарева пожаров, и живо вообразил Сергея Кужугетовича, служащего министром обороны. Это необыкновенно юркий и подвижной старикашка лет 60, с вечно хмурым лицом и хитрыми глазами. Днём он спит, ночью же, укутанный в просторный тулуп, ходит вокруг Кремля и стучит в свою колотушку.

Ванька вздохнул, макнул перо и продолжал писать: «А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я в дозоре перепутал сирийского террориста с сирийским военным. А на неделе велели мне со своим отделением провести разведку на обнаружения предмет цистерн с нефтью, да, видать, что то с картами напутали, не нашли ничего, окромя селёдки, так хозяева взяли эту селёдку и ейной мордой начали меня в харю тыкать. Сирийские товарищи надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьёт, чем ни попадя. А еды, особенно водки, нету никакой. Утром дают хлеба, в обед каши, и к вечеру тоже хлеба, а чтоб чаю или самогона, так то хозяева сами трескают. Милый дедушка Шойгу, сделай божескую милость, возьми меня отсюда домой, нету никакой моей возможности… Кланяюсь тебе в ножки и буду вечно бога молить, увези меня отсюда, а то помру…»

Ванька покривил рот, потёр своим чёрным кулаком глаза и всхлипнул. «Я буду тебе как богу молиться, а если что, то секи меня, как сидорову козу. А ежели думаешь, должности мне нету, то я, Христа ради, попрошусь сапоги чистить, али в вечные дневальные пойду. Дедушка милый, нету никакой возможности, просто смерть одна. Хотел было пешком домой бежать, да далече сильно, боюсь, через Турцию не дойду. А когда выживу, то за это самое буду тебя кормить, и в обиду никому не дам, а помрёшь, стану за упокой души молить, всё равно как за мамку».

Ванька судорожно вздохнул и опять уставился на окно. «Приезжай, милый дедушка, — продолжал Ванька, — Христом-богом тебя молю, возьми меня отседова. Пожалей ты меня, сироту несчастную, а то меня все не любят, и выпить страсть, как хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой, ещё и убьют, небось… Остаюсь, твой Иван Жуков, милый дедушка Шойгу, приезжай».

Ванька свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, купленный накануне… Подумав немного, он макнул перо и написал адрес: «На деревню дедушке». Потом почесался, подумал и прибавил: «Сергею Кужугетовичу». Довольный тем, что ему не помешали писать, убаюканный сладкими надеждами, час спустя он уже крепко спал… И снилась ему печка. На печи сидит Шойгу, свесив босые ноги, и читает письмо.

А в жарком сирийском небе продолжали свои полёты неугомонные самолёты российских ВКС, утюжа с недостижимой высоты зловещую террористическую угрозу нашей великой Родины. Сержант Жуков спал, и снилось ему, что не только по официальным данным, но и на самом деле российские наземные войска не участвуют в сирийском конфликте. Что не только на словах, но и на деле Россия никогда не посылает своих сыновей на убой в угоду политическим амбициям своих правителей.

 

Источники: tass.ru. Картинка: cdn11.img22.ria.ru.

 

  • Елена Головина

    Да, фантазия у автора разыгралась, ну не может российский сержант такое писать, он верить в политику своего президента, идет спасать Россию в любую точку мира, смело там умирая, не думая за чем это нужно. Сказал президент террористы, весь народ поверил.

    • Николай

      Это вольная адаптация «Письма на деревню дедушке» Чехова)

Другие материалы рубрики: