Послеоперационный бонус

Как только отечественные врачи не потешались над обездвиженными пациентами! И салфетки с ножницами во время операций забывали, и здоровые органы удаляли, и раны открытыми оставляли, и на фоне окровавленных больных фотографировались. Демонстрировали отсутствие нравственности и профессионализма как могли, а людишки все равно в клиники бегут да совета просят. Когда же этот беспредел прекратится? Медикам уже за молоком выйти некогда!

К счастью, одна женщина не скоро потревожит докторов. Минус один.

Жительница Петербурга Юлия Селина долго выбирала роддом и остановилась на Первом меде (Санкт-Петербургском государственном медицинском университете имени академика И. П. Павлова). Роды должны были принимать заслуженный врач Мирьям Аракелян и не менее бравая медсестра Шоломина Галина. Имея непреодолимое желание оставить у роженицы сувенир в животе, медики настояли на кесаревом сечении. Роды прошли 20 ноября 2015 года. Через 12 дней Юлию выписали из роддома. Жалобы женщины на боли, повышенную температуру и большой живот (словно Селина и не рожала вовсе) тогда остались без внимания. УЗИ показало гематому. «Не смертельно», — решила коллегия из четырех авторитетных врачей и отправила роженицу домой.

Через 24 дня после родов из живота Селиной извлекли простыню размером 117х84 см. Пропитанную гноем ткань сопровождало 2,5 л жидкости. Один из врачей Военно-медицинской академии, где женщине делали вторую операцию, сообщил, что Юлию спас медицинский раствор. Если бы простыня не была им пропитана, дети Селиной остались бы сиротами.

Банально извиниться перед женщиной Шоломина и Аракелян не посчитали нужным (мало того, что простыню наглым образом присвоила, так еще унижайся тут перед ней). Врач и медсестра до последнего не признавали свою вину. Вдруг находка там с рождения у Юлии была, ну или это все происки инопланетян. Один из представителей клиники сообщил медицинскому порталу, что непрофессионализмом это происшествие назвать нельзя. С каждым бывает. Выходит, существует негласный перечень предметов, которые каждый врач имеет право забыть внутри пациента без потери приставки «профессиональный» перед своим именем (к примеру, одни ножницы, одну пару перчаток, одну простыню).

мым интересным в этой истории оказался приговор суда, который огласили несколько дней назад. За то, что новорождённый почти месяц пил инфицированное молоко и сейчас страдает от дерматита; за весь вред, причиненный здоровью роженицы; за то, что из-за осложнений Юлия, вероятней всего, больше не сможет иметь детей; за 800 тысяч рублей, потраченных семьей на лечение, медики приговорены к двум годам ограничения свободы и лишению врачебной лицензии на два с половиной года. К слову, ограничение свободы – это не тюрьма, а своеобразный домашний арест. Врач и медсестра также обязаны компенсировать адвокатские расходы истца в размере 250 тысяч рублей. А вот адвокаты обвиняемых с приговором не согласны и будут обжаловать его в суде. Простыня ведь не плед, верно?

Источники: vesti.ru, spb.aif.ru, lenta.ru. Фото: spb.kp.ru, vesti.ru, zovzakona.org.

  • Анастасия Новикова

    Да уж, простынь внутри пациентки — это уже перебор. Теперь я ещё больше боюсь врачей. И незаметно эту простынь оставить тоже не возможно, ужас.

  • Анна

    Ну как же так можно безответственно относиться к своим обязанностям, ведь человек мог погибнуть. И почему в приговоре суда нет возмещения за лечение и моральный ущерб.

  • Александр

    Просто ужас какой то в деле современной медицины, и это уже во времена когда роботы производят операции, а тут такие дела, и руками специалистов.

Другие материалы рубрики: