Потому что Россия…

SoldierНаконец-то свершилось. Сколько нашу доблестную армию лихорадило, скандалы какие-то, дела уголовные, избиения солдат, сериалы эти вечные: то «Сердюков-Васильева», то «Мистрали»… А всё закончилось неожиданно хорошо. Несколько полковников Генерального штаба, получающие около ста тысяч рублей в месяц, доказали, что недаром едят свой хлеб с маслом. Год упорного труда, на который из бюджета страны было истрачено примерно пятнадцать-двадцать миллионов рублей, это — включая зарплаты, и вот оно, официальное сообщение: «Изменён порядок выдачи леденцовой карамели типа «Дюшес» в фантике военнослужащим по призыву»!

НАТО вздрогнула. Российская армия решила все проблемы и продолжает наращивать свою мощь. Ведь раньше как было – выдавали на месяц шестьсот граммов одним пакетиком,  и гори оно синим пламенем. Воюй, как хочешь. А теперь будут выдавать каждое утро по двадцать граммов. Специальную аутсорсинговую компанию для этого создали, напрямую-то самим у конфетной фабрики покупать неинтересно. А там, в компании, и совет директоров, и президент, и ксерокс с секретаршей, и штат сотрудников… Ещё мнения диетологов запрашивали, стоматологов-неврологов, деньги всем платили… Нет, НАТО, конечно, не вздрогнула. Трудно отдельно вздрагивать, когда и так дрожишь крупной дрожью. Она, НАТО, прекрасно представляет, что будет, если одного из этих полковников выгонят из генштабовского кабинета, да с понижением денежного довольствия пошлют куда-нибудь ближе к границе командовать ракетным дивизионом. Он же, полковник, когда в военное училище поступал, о чём мечтал? Правильно – о том, как он будет Родину защищать. Представляете, сколько у него нерастраченной любви к защите Родины осталось? Плюс там, в дальнем гарнизоне, этих леденцов-карамелек и не видели никогда. Ну, не доходят они туда. То есть доходят, но оседают в местном магазине. И тут полковник появляется, защитник родины, который год эти фантики считал, они ему ночами снились. Мало того, что у него обида за несправедливую, как он считает, ссылку, так он ещё понимает, что год жизни зря прошёл… Нет в армии леденцов. Он же может и «Пуск!» с горя скомандовать! Правда, в какую сторону ракеты полетят, неизвестно, с его военным мастерством и карамельным опытом…

А, собственно, почему год зря прошёл? Жена – президент этой самой аутсорсинговой компании, которая леденцы поставляет. Сын там же пристроен, не в армию же ему идти, конфеты мамины потреблять. Дочь – та самая диетолог, тоже леденцовых денег отхватила чуть-чуть и квартирку себе хорошую купила. Плюс фантики от конфет по полграмма весят, а полграмма с каждого солдатика – полковнику на забор из итальянского камня. Коттедж-то он уже давно построил, ещё на портянках. Уменьшил их на сантиметр с каждой стороны и всё. Солдат не заметил, а коттедж стоит, вот он. А теперь и забор красивый появился.

И, кстати, — шпионам на заметку – по этому забору можно легко вычислить количество солдат срочной службы в нашей армии. Если, конечно, шпионам это ещё нужно. Просто разделить цену камня на цену половины грамма карамельки «Дюшес» в фантике. А НАТО пусть успокоится – никто этого полковника из Генштаба не выгонит. Там столько таких тороватых и вороватых полковников-бездельников по коридорам с бумажками бегает, и столько ещё непаханых полей для воровства, столько имущества несписанного-нераспроданного, что убрать их из тех коридоров могут только или генерал, с которым полковник, сдуру, не поделился, или пенсия, или, не дай Бог, смерть, или, дай Бог, уголовное дело. Потому что армия.

Но оставим армию в покое. На гражданке тоже полно таких бездельников, только воруют поменьше. Во-первых, потому, что, в основном, всё уже украдено и поделено, полей непаханых мало осталось, а, во-вторых, ума не всем хватает. Особенно его не хватает представителям творческих профессий. Разным там рекламщикам, галеристам, копирайтерам-фрилансерам (не знаю, кто это такие), графическим дизайнерам, ландшафтным дизайнерам, и просто дизайнерам, не графическим и не ландшафтным. Вот они от безделья и маются. В стране кризис, всё дорожает, санкции, кого-то в какой-то чёрный список вносят, некоторых из всех списков и даже из дома уже выносят… Не все, в общем, сейчас дизайном интересуются. Фраза, ещё год назад приносившая дизайнерским фирмам огромную прибыль – «А в ванной комнате мы воссоздадим ампир в спокойных бежевых тонах с одним цветовым акцентом и подсвечником-колонной из сибирских самоцветов» — зависла в воздухе. Что делать дизайнерам? Полковник тот, понятно, может хотя бы ракету пульнуть, а что может дизайнер? Оказалось, что многое. Здраво рассудив, что, если не можешь принести прибыль родной фирме, принеси хотя бы пользу своей стране, группа питерских дизайнеров ударно поработала и вот оно, ещё одно официальное сообщение: «Дизайнеры из Санкт-Петербурга обнаружили на схеме московского метрополитена силуэты животных, которые получились в результате пересечения линий»!

От этого вздрогнул уже Нобелевский комитет. То, что премию давать надо, понятно, но из какой области это величайшее открытие? Физика? Химия? Защита мира? А пока Нобелевский комитет думает, я за десять секунд нашёл на схеме московского метрополитена буквенное обозначение места, куда надо этим дизайнерам засунуть своё открытие. Они, кстати, может, с удовольствием и засунут. Потому что дизайнеры.

Теперь чиновники. Российский чиновник в период кризиса становится похож на верблюда в период гона. Он также буен, суетлив, глуп и опасен для человека. И особо опасен для бюджета страны. Вот, например, чиновники Бурятии, у которых закончились деньги. Чиновники других регионов перестали закупать ежедневники с золотым тиснением, о чём с гордостью заявили, или ручки с золотыми перьями, или даже кожаную мебель, в общем, отказались от чего-то необходимого, что б быть ближе к опекаемому народу, который отказался от мяса. Чиновники Бурятии не такие. Они объединились с чиновниками из Росгидромета и вот оно, третье официальное сообщение: «Озеро Байкал находится в шаге от экологической катастрофы, в результате которой пострадают двести тысяч человек. Для их спасения правительству Бурятии необходимо двадцать четыре миллиарда рублей. Или хотя бы шесть, но тоже миллиардов». Теперь вздрогнул весь мир, всё-таки Байкал, один из символов нашей планеты, пресной воды громадные запасы… Да ещё и двести тысяч будущих пострадавших… Это если двадцать четыре миллиарда выделят. Если шесть, то и пострадавших будет, наверное, в четыре раза меньше. «Зелёные», правда, не вздрогнули. Но что б «зелёные» вздрогнули, им заплатить надо, а чиновники делиться не любят, поэтому «зелёные» продолжили бороться против одной нефтяной компании по заказу другой согласно своему прайс-листу, а буряты спокойно ждут уже обещанные деньги. Это вдобавок к тем пятистам миллионам, которые они и так каждый год получают на нужды озера. Это же страшно — оказывается, до критического уровня воды остался один сантиметр! Хоть бы кто-нибудь наши власти просветил, что глубина Байкала одна тысяча шестьсот метров, ему этот сантиметр… Они что, на эти деньги воду начнут закупать и в озеро выливать? Будем, конечно, надеется, что хотя бы сто тысяч рублей до Байкала дойдёт и там, пусть и на особо охраняемых территориях, где стоят дачи этих чиновников, появятся очистные сооружения. И чиновничье дерьмо перестанет выливаться в «славное море, священный Байкал». А простой народ пусть молчит. Батюшка Байкал же молчит, когда чиновники на его берегах шашлыки жарят, и бутылки в него бросают. Пока молчит. А ведь есть ещё знаменитый химкомбинат, про который никто не знает, работает он или нет. Чиновники говорят, что не работает. А местные, которые будущие пострадавшие, туда на работу каждый день ходят… Непонятно ничего. Потому что Бурятия…

И не только Бурятия — вся страна у нас такая, непонятная, молчаливая, терпеливая и изначально пострадавшая. Иго татаро-монгольское вытерпела, царизм, революции, в войны страдала, в социализм молчала, перестройку не поняла… И сейчас не благоденствует, но воров и бездельников терпит. Кто-то, конечно, на митинги и марши ходит, но только для того, чтоб селфи там сделать и в Интернет выложить. Так, может быть, это не молчаливость с терпеливостью вовсе, а равнодушие? За тридцать-то лет выживания любой равнодушным станет, будет только о себе думать… Может, выжгли уже из наших сердец способность сопереживать и о других думать? Нет, выяснилось, что выжгли, но не до конца… Ссора Джигурды с женой вон, всю страну всколыхнула, по всем телеканалам обсуждали, никто равнодушным не остался. И лётчицу-наводчицу эту украинскую все жалеют, волнуются, поела ли… Кроме, конечно, матерей тех ребят, на которых она снаряды наводила. Странные мы люди… Почему мы соседей не знаем, родителей редко видим, а про то, что в спальне у сумасшедшего Джигурды происходит, все в курсе? Преступниц бульонами насильно кормим, а бабушек в супермаркетах обыскиваем. На выборы не ходим, а когда депутаты вместо детских площадок эти супермаркеты строят, возмущаемся на кухне. Почему? Нет ответа…

Или есть? Есть, конечно. Ответ известный и очень простой.

Почему? Да потому что Россия. И объяснять мы ничего никому не обязаны. Всё равно не поймут.

Источники: interfax.rutass.ru. Картинка: novostink.ru

  • Таня Антонюк

    Чистая правда. Везде заведено пристраивать на хороших, денежных местах брата, свата, кума и зятя. Никт, к сожалению, не может впустить действительно умного и знающего свое дело простого человека. Уволить бы всю родню с таких прибыльных рабочих мест.

Другие материалы рубрики: