Седовласая затычка в бездонной бочке

VEBПравительство РФ планирует выделить около 150 миллиардов рублей на финансовую поддержку Внешэкономбанка. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на заседании наблюдательного совета Внешэкономбанка (ВЭБ), подтвердил решение о докапитализации госкорпорации на 150 миллиардов рублей. По словам председателя кабинета министров, эти деньги позволят обеспечить финансовую устойчивость банка в 2016 году и исполнить его обязательства по внешним заимствованиям на рынках капитала. «Хочу вас проинформировать, что принято решение о докапитализации Внешэкономбанка на 150 миллиардов рублей».

А теперь, внимание, ещё одна цитата из проникновенной речи премьера: «Это решение принимается в рамках общего плана действий правительства по обеспечению стабильного социально-экономического развития нашей страны в текущем году». Каково, а? Ещё раз: «…обеспечению стабильного социально-экономического развития нашей страны в текущем году». Да уж, в свете именно социального развития сей перл Медведева стоило бы набрать золотыми буквами и вывесить на стены в золотой же рамочке. Почему? Давайте-ка разберёмся неторопливо и вдумчиво.

Почему эта поддержка банка касается именно социальной сферы? Ну, в первую очередь из-за источника финансирования. Средства будут взяты из так называемого президентского резерва, в котором хранятся временно замороженные накопительные пенсии граждан. Таким образом, именно люди, достигшие пенсионного возраста и согласившиеся на накопительные социальные выплаты, профинансируют «спасение» ВЭБа. Что это, как не цинизм в его высшем проявлении?

Давайте разбираться дальше. Госкорпорация ВЭБ появилась в 2007 году, когда был принят закон «О Банке развития». У ВЭБа нет банковской лицензии, задачей госкорпорации является льготное кредитование рентабельных проектов, связанных с инновациями, инфраструктурой, поддержкой экспорта, малого и среднего предпринимательства. Запомнили насчёт рентабельных проектов? Тогда поехали дальше.

Во время финансового кризиса 2008 года ВЭБ выделил средства на санацию коммерческих банков «Глобэкс» и Связь-банк, хотя этот вид деятельности не подразумевается концепцией развития госкорпорации. Это рентабельные проекты? ВЭБ вытаскивал из финансовой дыры банки, активно занимавшиеся валютными спекуляциями и прогоревшими именно на этом. Впрочем, и это можно назвать «рентабельными проектами», но не для прогоревших банков в целом, а для их владельцев. Вспомните историю кризиса 2008 года. Как только какой-нибудь банк попадал в критическую ситуацию, его руководство сломя голову бежало в правительство с протянутой рукой. Чем до этого занимались бедные банкиры, получая баснословные прибыли, непонятно. Но это всё – нелирические отступления. Главное – государство руками ВЭБа вытаскивало из кризисной дыры не население, а банки, непонятно куда девшие свои ранее заработанные деньги.

В 2009-2010 годах выдал около 8 млрд долларов в кредит неназванным инвесторам на покупку металлургических предприятий в Донбассе. Сейчас многие предприятия разрушены, а кредиты не обслуживаются. Ну, это можно было бы и форс-мажором посчитать, война ведь. Хотя после вливания этих миллиардов и до начала конфликта прошло 4 года. Можно было бы хоть что-то и назад получить.

Но настоящим бедствием для Банка развития (как и для бюджета) стала наша национальная гордость – Олимпиада-2014. ВЭБ выдал на строительство объектов и инфраструктуры к Олимпиаде в Сочи около 240 млрд рублей. К концу 2014 года госкорпорация признала проблемными «олимпийские» кредиты на сумму в 183 млрд рублей.  То есть, в результате триумфа России ВЭБ от всех распилов получил только опилки. А в целом по итогам 2014 года чистый убыток ВЭБа составил 250 млрд рублей. Умеющий читать между строк поймёт, что кроме Олимпиады-2014 в России случился ещё и Крым.

До введения санкций было немного проще — банк занимал средства за рубежом. Однако любая палка имеет два конца, и в результате этих заимствований внешний долг ВЭБа к середине 2015 года вырос уже до 20 млрд долларов.

В общем, худо-бедно, но в результате «кредитования» всех этих «рентабельных проектов в «банке развития» образовалась финансовая дыра шириной (или глубиной) 1,3 трлн. рублей. Насколько ВЭБу помогут эти 150 пенсионных миллиардов, думается, понятно. Они просто позволят банку расплатиться с внешними долгами в этом году. Что будет в следующем – пока неясно.

Но в чём же причина такого провала банка? Только в одном – в волюнтаризме российского руководства. pensionПо закону председателем правления ВЭБа является глава правительства. Вы можете себе представить правление банка, говорящее «нет» премьер-министру? А можете представить премьер-министра, говорящего «нет» президенту? Не где-нибудь, не в какой-нибудь республике с любой формой правления, а именно в России? Я – нет. Вот и получается, что Банк развития (как он называется по закону о самом себе) — явление сугубо политическое, в отличие от других банков развития, существующих во многих странах. Там подобные банки занимаются действительно «льготным кредитованием рентабельных проектов, связанных с инновациями, инфраструктурой, поддержкой экспорта, малого и среднего предпринимательства». Но уж никак не с удовлетворением внутренне- и внешнеполитических амбиций главы государства.

А тут на носу ещё и ЧМ-2018! Что ВЭБ будет в него вкладывать? Ясно даже и ежу, что опять — пенсии. Но замороженные (читай – конфискованные) пенсионные накопления к тому времени закончатся окончательно и бесповоротно. Так что тогда?

 

Источники: vistanews.rukaliningrad.kp.rugigamir.net. Картинки: delonovosti.ruvistanews.ru.

 

 

  • Олег Михайлин

    Да понятно, что откуда деньги ни возьми — все одно, что деньги налогоплательщиков. И плата это, по-большому счету, за ошибки в инвестировании и распределении бывших нефтяных прибылей.

Другие материалы рубрики: