Сказка про зайкину избушку a la francaise.*

Сказка про заячью избушку. Французскую.2Сложно сказать, знакомы ли французы с русской народной сказкой о том, как у зайчика была лубяная избушка, а у лисы — ледяная. По-видимому, нет. Зато в России эта история популярна не меньше, чем хроника весёлого побега Колобка из родного дома, или описание процесса коллективных усилий по вытягиванию Репки.
Но вернёмся к нашему Зайке. Напомним, что сюжет сказки развивается вокруг уютного тёплого домика ушастого героя. Жил он там себе — не тужил. Только вот бедной лисе негде стало жить: её ледяная избушка растаяла. Рыжая, не будь дурой, отправилась проситься к Зайцу. Либерально настроенный сосед приютил несчастную беженку. В результате сам лишился дома. Ничего не напоминает поучительное повествование?

История, как известно, повторяется. Оказывается, сказки тоже воплощаются в жизнь, правда, последствия в реальности не мог себе представить даже самый искусный сказочник из далёкого прошлого.

Многие годы Франция, а особенно Париж ассоциировались у наших соотечественников с несбыточным желанием свободы. Фраза «Увидеть Париж, и умереть» для многих становилась, если не смыслом жизни, то настоящей мечтой. Ещё бы! Ведь это настоящая Великая История — мушкетёры, Эйфелева башня, цыганка Эсмеральда, Эдит Пиаф, Пер ла Шез… Чтобы перечислить всё, чем манит к себе Париж, можно потратить целый день. И вот, мечта сбылась. Однако те, кому в последние лет десять посчастливилось побывать в самом романтичном городе мира, возвращаются разочарованными. Многочисленные туристы отмечают, что не ощутили того великолепия и особого духа Франции, о котором грезили много лет. Вместо утончённости и романтики улицы Города-мечты шокировали приезжих грязью, мусором и огромным количеством мигрантов с Ближнего Востока, Северной Африки и других стран.

Много лет подряд толерантная и политкорректная Франция гостеприимно принимала потоки иммигрантов, предоставляя им все полагающиеся по законам плюшки, при этом закрывая глаза на то, что среди новых жителей страны есть немало таких, кто на родине входит в списки разыскиваемых террористов. Уже первые волны иммигрантов в начале 80-х годов образовали так называемые «цветные кварталы», настоящие анклавы, которые постепенно превращались в головную боль французского правительства. Переселенцы испытывали значительные трудности с устройством на работу, а правительство вынуждено было сокращать социальные расходы на содержание многочисленной армии приехавших «иждивенцев».

Когда количество «понаехавших» составило 10% населения страны, начались настоящие бунты. В 2005 году произошли серьёзные погромы в крупных городах страны. Кадры с горящими машинами, разбитыми витринами облетели тогда весь мир. Через два года история опять повторилась — снова горели автомобили, и снова весь мир наблюдал, как благополучную Францию охватил огонь. Погромы стали доброй традицией в стране, и уже в 2010 году в Гренобле начались беспорядки, спровоцированные убийством преступника из эмигрантов. Молодые люди в чёрных масках выкрикивали слова, которые показали истинное отношение приехавших в страну переселенцев к приютившим их французам: «Вы все — европейской расы, мы вас будем убивать в ответ».

Вместо того чтобы решить возникшую проблему в корне, и, изменив законодательство, объяснить обнаглевшим мигрантам, кто в доме хозяин, Париж продолжал толерантно наблюдать, как страну оккупируют тысячи новых беженцев. На сегодняшний день часть районов, где поселились иммигранты, практически недоступна не только для коренных жителей страны, но и для представителей власти.

И вот количество перешло в качество. Случилось то, что не могло не случиться, раньше или позднее. Но случиться это должно было неизбежно. Страшная трагедия 13 ноября вновь бросила вызов французам. Смогут ли они сами навести порядок в своём доме, поставив на место зарвавшихся непрошеных гостей, или же опять, погоревав положенное время, вспомнят о политкорректности и толерантности, которые рано или поздно приведут к тому, что la Tour Eiffel их дети и внуки будут называть برج ايفل

Сказка про заячью избушку. Французскую.1После терактов в Париже одной из самых популярных картинок на просторах французского сектора Интернет стало фото российского президента с его знаменитой фразой, сказанной 16 лет назад: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно». В данном случае фраза имеет несколько укороченный вид, однако её смысл не изменился: «Будем мочить террористов в сортире». Судя по всему, политкорректная Франция, наконец, пришла к пониманию позиции России по отношению к международным террористическим организациям.

Впрочем, возможно французы всё-таки знакомы со сказкой про заячью избушку, и теперь просто будут ждать, когда же появится Петушок с косой и выгонит Лисицу из лубяного домика. Петушок, может, и пришёл бы, да только у него своих дел хватает. Да и сказочному Зайчику потом всё же пришлось потесниться — спаситель остался жить с ним в домике, чтобы больше никакие лисы туда не хаживали… Так что придётся Франции принимать решение — либо защищаться самой, либо быть уничтоженной и склонить голову перед полумесяцами над мечетью парижской богоматери.

 la francaise — на французский манер.

 

Источник: ru.tsn.uaru.wikipedia.orgu-f.ru       Картинки: u-f.ru, nnm.me

  • Александр Миронов

    Да проблема эмигрантов, это везде проблема, тут уж ничего не поделаешь. А если бы закрыли коридоры, что тогда, опять бы все кричали, что Европа закрыта для всех.

  • сергей

    Нельзя было закрывать глаза французам на происходящее и принимать у себя такое количество людей. В итоге вон во что это вылилось.

  • Владимир Семенов

    Французы справятся с угрозой терроризма, но для этого им, увы, во многом придется поменять отношение к иммиграционной политике.

  • Данил

    Да, мигранты во Франции — проблема, просто брать их за шкирку и выкидывать — не толерантно. А вот после терактов 13 ноября изгнание на родину будет выглядеть справедливо.

Другие материалы рубрики: