Возврат к здравому смыслу

TVМинистерство культуры России анонсировало пакет поправок в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Как стало известно, из-под запрета выйдут произведения, которые способны вызвать у детей желание заняться бродяжничеством или попрошайничеством. Иными словами, библиотекарь или продавец книжного магазина, предлагая ребёнку «Приключения Тома Сойера», «Сына полка», «Детей капитана Гранта», «Волшебника изумрудного города» и множество других книг о путешествиях и приключениях, наконец-то, перестают быть преступниками. Вздохнут свободнее и учителя словесности. Ведь два с половиной года им приходилось лавировать между статьями закона и списком обязательной литературы, который более чем наполовину, состоит из этих самых «запрещённых произведений». Да что греха таить, если постараться, в любой книге можно найти крамолу. Вот Колобок: бабку и дедку не слушался, бродяжничал, с незнакомцами разговаривал, а в конце сказки ещё и сцена насилия с летальным исходом.

Радует, что чиновники, наконец-то, обратили внимание на всю несостоятельность этого закона. Помните знаменитые слова короля из «Маленького принца» (который тоже должен быть под запретом): «Если я прикажу своему генералу летать, как бабочка, кто будет виноват, что он не выполнил приказ?» Если чиновники издают заведомо неисполнимые законы, то кто виноват в их нарушении? То, что закон нежизнеспособен, стало ясно уже после опубликования проекта. Обсуждение такого важного, казалось бы, вопроса – безопасности детей – проходило как-то вяло, были попытки некоторых издательств составить список поправок, но широко они не были поддержаны. Да и публичные дискуссии свелись к саркастическому составлению перечня статей закона, по которым следует запретить «Ну, погоди!».

Впрочем, комментируя высказывания об этом мультфильме, руководитель ФС Роскомнадзора Александр Жаров проиллюстрировал известную поговорку: «закон – что дышло, куда повернёшь – туда и вышло». В частности он отметил, что этот мультфильм является «культурной ценностью для нашей страны, а потому нет никакой необходимости ограничивать показ». А как же «Дюймовочка», «Приключения капитана Врунгеля»? Это — не культурная ценность нашей страны? Или — культурная ценность не нашей страны?

В чем причина всеобщего неуважительного отношения к существующему закону? Неужели будущее детейRestrictive перестало волновать общество. Вовсе нет. Просто изначально был понятен его декларативный и популистский характер. Не станет же билетёр удалять с сеанса десятилетнего ребёнка, если мультфильм, по мнению чиновников, предназначен для аудитории 12+. Да и родители, увидев в руках своего ребёнка «Карлсона», того самого, который учил «неуважению к родителям или другим членам семьи», только порадуются, что ребёнок читает. Наверняка и учитель не выбросит из программы «Муму», хотя Тургенев очень натурально описал «насильственные действия по отношению к животным». Итак, главный урок, который дети извлекают из этого закона: законы можно, а в некоторых случаях, и нужно нарушать.

На первый взгляд, для рядового читателя или зрителя все закончилось возрастной маркировкой фильмов и печатной продукции. Правда, принцип выбора возрастного ценза остался понятен только самим экспертам. Почему, например, некоторые ток-шоу с упоминаниями интимных подробностей личной жизни звёзд, или новости с обилием кровавых сцен можно смотреть всем, а шедевр Бондарчука «Война и мир» до 16 ни-ни? Как определили, что один мультфильм можно смотреть в 6 лет, а другой только с 12-ти? Есть ещё и подводные камни. За время, прошедшее после введения закона, читатель недополучил многие переводные издания, зритель не увидел картины, которые широко обсуждаются в мире, библиотеки и книжные магазины отказываются от «сомнительных» тиражей. Все потому, что какие-то дяди и тёти, не вдаваясь в специфику художественных произведений, решают, какую книгу допустить к читателю, а какую попридержать до заветных 18+. Мариэтта Чудакова, лауреат премии «Алые паруса», составляя «золотой» список детской литературы, напоминает главный принцип чтения: «Нет книг, которые читать рано. Есть книги, которые читать – поздно».

Первая попытка привести закон хоть в какое-то соответствие с жизнью уже сделана. Есть надежда, что перестанут быть крамольными русские народные сказки (что греха таить, встречаются бранные слова), «Бежин луг» и «Вечера на хуторе близ Диканьки» (вызывают у детей страх), разрешат до 16 посмотреть «Школьный вальс» и «Вам и не снилось»… А взрослые дяди и тёти, которые в очередной раз захотят оградить детей от «тлетворного» влияния искусства, вспомнят народную мудрость, что «запретный плод всегда сладок». Грех-то первородный, как раз из-за запрета и был совершён.

Источники: lenta.rurg.ru. Картинки: lh3.googleusercontent.comic.pics.livejournal.com.

Другие материалы рубрики: